7
fotot
(Лаура Окс)
Поделись с другими:     
Люди

Эдгар Сависаар: Никакой я не святой (2)

В течение последнего года в жизни Эдгара Сависаара произошло большое изменение. Если раньше для многих он был просто героем, то теперь после преодоления тяжелой болезни и возвращения в политику в глазах тысяч людей Сависаар стал практически святым, воскресшим из мертвых.

«Ой, это преувеличение, никакой я не святой», – машет рукой председатель Центристской партии на предположение журналиста.

Святое место жительства

— На вашем хуторе Хундисильма побывало 5000 гостей, это выглядело, как паломничество: люди приезжали, хотели вас увидеть и дотронуться до вас – как когда-то было и со святыми.
— Тот день точно так и выглядел. Я сидел в своем доме в комнате, а постоянный поток людей проходил мимо меня. Я получил столько цветов и подарков, вплоть до угря, которого привез один мужчина с озера Выртсъярв. Я не знаю, было ли это паломничеством, но мне было приятно, потому что мы ожидали, что приедет человек 500, но никак не 5000. Таллиннский пробст шел 3-4 километра пешком, потому что ближе поставить машину было некуда.

— Для освящения хутора Хундисильма вы как историк выдумали хорошую легенду: дом нужно очистить от плохой энергии, которую после себя оставили госчиновники.

— Так это не легенда. Я действительно считал, что дом нужно очистить. Я верю, что и благословение пробста, и добрая энергетика 5000 людей подарили дому новое начало.

— Вы настолько чувствительный, что смогли ощутить, что госчиновники оставили в доме плохую ауру и энергетику, вы почувствовали, что в доме стало что-то по-другому?
— Вы говорите, госчиновники... служащие КАПО действительно ее оставили! В данном случае под служащими КАПО я имею в виду скорей представителей партии IRL, а не государственных чиновников Эстонии.

Интриги и заговоры

— Прийт Тообал и Лаури Лаас действительно совершили преступление или их осудила судебная система Эстонии?
— Я глубоко убежден, что то, что сделали с Лаасом и Тообалом, было от начала и до конца четким политическим шагом. Я надеюсь, что Онксион когда-нибудь напишет книгу о том, как он стал приближенным лицом КАПО. Я считаю, что дело Тообала и Лааса будет еще пересматриваться. Я этим займусь, потому что эти парни пострадали напрасно.

— Вы утверждаете, что судьи Эстонии, по крайней мере те, которые занимались случаем Тообала и Лааса, попали под политическое давление и влияние? Плоть до государственного суда?
— Среди судей Эстонии есть такие, которые попали под политическое давление и влияние. Слава Богу, что есть также судьи, которые такому давлению не подвергались.Когда я был министром внутренних дел, то в одном разговоре мне сказали – это, конечно, было сказано в адрес КАПО, но я полагаю, что и в обычной полиции дела обстоят точно так же – что нужно знать судей. Что некоторые суди такие, которые делают так, как требуется, нужно только в правильный день к ним обратиться.

— Это вас удивляет?
— Я бы очень расстроился, если так оно и есть. Подумайте сами, вдруг действительно так оно и есть. Я был министром внутренних дел в 1995 году, мне кажется, что с тех пор ситуация не особо улучшилась, скорее наоборот. Скажем так: если в то время из четырех следственных судей один делал так, как нужно, то сейчас я не исключаю, что их уже двое.

— Те судьи, на которых вы намекаете, попали только под влияние ваших политических оппонентов и соперников или есть судьи, на которых оказывала давление и Центристская партия?

(Небольшая пауза – Р. К.)
— Я, естественно, хотел бы надеяться, что судьи беспристрастны и объективны. Но эти надежды не всегда осуществимы, и в случае Лааса и Тообала это не прошло. Я обращаю ваше внимание на то, что один из государственных судей, [Эерик] Кергандберг писал мнение по поводу этого судебного решения, и мнение это было таковым, что определенные процессы – если они подходят прокуратуре и КАПО – рассматриваются [прокуратурой и КАПО], как факты, и наоборот: если не подходят, то рассматриваются, как случаи, не заслуживающие внимания.
Я обязательно займусь этим вопросом и верю, что не я один.

Про КАПО

— Недавно вы описывали, как КАПО ходят в лесах Хундисильма и шпионят, маскируя технику для слежения в детские коляски. Радостно, что вы сохраняете чувство юмора.
— Я не знаю, что у них там было спрятано, но антенна торчала. И дело тут не в чувстве юмора. Кроме того, я не единственный, кто это видел. Вот так! А что в этом странного? Слушайте, вы что, считаете, что у КАПО нет достаточно средств, чтобы купить детские коляски? Или нет денег, чтобы нанять какую-нибудь девушку, которая бы гуляла с этой коляской? Я считаю, что так поступают все разведывательные службы мира.

Юмор эФ эМ

 — Кажется, в прошлом году вы сказали, что ваша рождественская книга вышла на деньги гномиков. Это опять же была шутка? Очередное Рождество приближается. Будет ли новая книга?

— Посмотрим.

— Кто на этот раз ее финансирует?
— На этот раз Снегурочка.

— Вы делаете подобные заявления и смеетесь?
— Ну а чего мне не смеяться? Вы же сами сказали, что у меня еще осталось чувство юмора.

— Конечно, деньги даст не Снегурочка, и, конечно, вы не обязаны говорить, откуда берете деньги, но вы используете эту возможность и не говорите.
—Так это и не секрет: обычно на издание новой книги я получаю деньги от продажи предыдущей книги.

— Один швейцарский фонд связан с выдачей гонорара за вашу книгу. Вам выплатили гонорар, о котором современные эстонские писатели не могут даже и мечтать. (Речь шла о 173 000 евро – автор).
— Между прочим, [я получил] совершенно традиционный гонорар, учитывайте, что речь идет о пятитомном издании, два тома уже издано, и третий я сейчас пишу.

Линия партийная, ветер северный

 — В Эстонии, очевидно, нет партии, из которой уходило бы столько народу.

— Слушайте, это ведь повод для гордости! Это означает, что мы вырастили людей почти во всех партиях Эстонии. Я считаю важным, что, начиная с Вакра и заканчивая Сеппиком, все получили свое начало в Центристской партии. И в течение своей жизни они еще ни один раз успеют сменить свое мировоззрение и убеждения.

— В чем же все-таки причина того, что несколько раз люди из вашего ближайшего окружения уходили? Начиная с Сийри Овийр и Лийны Тыниссон, которые в свое время были вашими самыми близкими соратниками, как и Вилья Сависаар-Тоомаст.
— А почему вы считаете, что люди должны всю свою жизнь, до гробовой доски, быть в партии? В свой активный период жизни люди состоят в партии, а потом занимаются чем-то другим или уходят на пенсию. Это естественный ход вещей. Нельзя считать – как было во времена коммунизма – что до конца жизни ты должен быть членом партии. Даже межпартийное кровообращение, на мой взгляд, естественно.

— Из бывших соратников в вашем ближайшем окружении осталась семья Ратас и Муст/Симсон.
— Ну нет, все-таки намного больше... Ратас и Муст очень уважаемые люди, но почему вы не назвали Калло, Айна Хярма? Это большой круг, а не так, как вы, журналисты, там за кружкой пива придумываете, что есть три-четыре человека, которые принимают решения. Уникальность Центристской партии в том, что у нас очень широкий круг людей, принимающих решения.

— О вас, наоборот, ваши бывшие однопартийцы говорят, как об авторитарном и злом человеке.
— А сейчас я с вами злой и авторитарный?
— Сейчас со мной, разумеется, нет.
— Ну вот видите, такой я и есть.

Чей Крым?

— Какую позицию занимает Центристская партия в вопросе войны в Крыму и Украине? Большинство фракций Рийгикогу осуждают действия России против Украины. Вы же так и не высказали свою позицию по этому вопросу.
— Высказывал!

— Напомните, пожалуйста.
— Поройтесь в газетах и найдете. По-моему, в последний раз Арго Идеон и Юри Аарма задавали этот вопрос. Я уже раза три-четыре отвечал на него, но наши усердные сми находят, что это - тот вопрос, которым можно надавить на Сависаара, поэтому задают его снова и снова.

— Журналистам Идеону и Аарма из газеты Maaleht вы сказали, что то, кому принадлежит Крым, решать крымчанам, но вы не ответили на вопрос, кто мог послать туда зеленых человечков.
— Лично я не видел там ни одного зеленого человечка. Я на самом деле никогда и не бывал в Крыму. Но сначала поясните, кто такие эти зеленые человечки и чего они там хотят?

— То же самое я спросил у вашего друга Линнара Приймяэ, и тот ответил так же демагогически: покажите мне этих зеленых человечков и тогда я начну верить.
— Именно! И кстати, он ответил не демагогически, а конкретно.

Симсон и другие

— Пару дней назад Хеймар Ленк сказал, что если случится так, что Кадри Симсон выиграет выборы председателя партии...
— Ничего не поделаешь, она не выиграет, она еще недостаточно созрела для победы.

— А когда она созреет? Когда ей стукнет 50?
— Платон сказал, что люди становятся политиками примерно в 70 лет. Ну, может, это преувеличение, но и время заметно шагнуло вперед, акселерация, не так ли. Н, возможно, вы правы, когда говорите про цифру 50.

— Ваши оппоненты и враги читают это и думают: «Господи, если Сависаар до сих пор, будучи не политиком, сделал все это, то что же он сделает, когда станет политиком!
— Я тоже учусь быть политиком, я способный и постоянно узнаю что-то новое в политике.

Партия коррупционная, жизнь разменена

— Откуда идет убеждение, что Центристская партия – коррумпированная? Эерик-Нийлес Кросс... [утверждал, например, перед последними выборами в городское собрание, что коррупция Сависаара забирает у семей по 1000 евро в год]
— Слушайте, не цитируйте мне Эерика-Нийлеса Кросса, который сам до мозга костей коррумпирован. Я понимаю, что вы на их стороне, читаете каждый опус, который они вам шлют...

— ...Ваши я тоже читаю!...
— Ну, спасибо! Так. Центристская партия коррумпирована меньше, чем любая другая партия Эстонии. Если бы КАПО и прокуратура занимались, помимо нас, и другими партиями...

— Занимаются же!
— Кем они занимаются?

— Разве дело по Таллиннскому порту не было...
— По делу о Таллиннском порте все замолчали, никто уже об этом не говорит. Рано или поздно это дело закроют по договоренности с прокуратурой. И если Таллиннским портом и занимаются, то говорят, что только те два человека виноваты. Вы что, считаете нас настолько наивными? Я уверен, что в политических кругах о движении денег в порту известно все довольно точно.

— Просветите нас!
— Зачем? Это не моя работа. Это ваша работа, работа расследовательской журналистики. Ваша задача – просвещать нас, но вы по этому делу молчите, как рыбы. Больше ничего об этом не пишется – не хотите писать, рекомендуется не писать.

Пора проСМИться

— Вы действительно считаете, что в редакцию печатной газеты приходят откуда-то рекомендации...
— Скажите мне, почему вы спрашиваете, действительно ли я верю? Зачем мне тогда об этом говорить, если я не верю в это.

— Может, я глупый и не понимаю некоторых вещей или работаю в газете на слишком низкой должности, но я никогда ни откуда не получал рекомендаций не писать на какую-то тему или,наоборот, поднять шумиху вокруг какой-то темы.
— Даже здесь, в этом комнате, несколько журналистов говорили, как их главные редакторы или владельцы давали им рекомендации, как что-либо преподносить. Последнее, что мне рассказывали: в газете Postimees платят за каждую негативную статью о Сависааре... я не знаю, платят ли гонорар или премию.

— Я отказываюсь в это верить.
— Как знаете.

Остров свободы по-сависааровски

— Что вы делаете с недвижимостью, которая носит наименование Салусаар и которая находится в очень интересном месте – в Теплом озере, очень близко от границы с Россией?
— Может, буду там когда-нибудь жить. Там, насколько мне известно, летом проводят время от времени художественные лагеря, в которых молодые художники учатся писать картины, а еще туристы там иногда бывают.

P.S. НЕОБХОДИМОСТЬ ВЫСКАЗАТЬСЯ:

В последний раз на переговоры ушел год, прежде, чем Эдгар Сависаар нашел свободный часок ранней весной 2013 года, чтобы дать интервью газете Õhtuleht. В этот раз посчастливилось договориться о встрече за пару дней. «Дело в том, что сми Эстонии настолько четко стоят на стороне моих конкурентов, что я ощутил потребность поговорить с вами. Иначе я бы не стал этого делать», – обосновывает Эдгар Сависаар, который вновь баллотируется на пост председателя Центристской партии.

2 комментариев

О
опапа  /   11:28, 28. nov 2015
первый раз прочитал на это сайте вменяемую статью.а то пишите про то как презервативы на голову бросают.редакция вы нас за идиотов держите?
P
Pfq  /   12:50, 28. nov 2015
Так ведь это интервью брал журналист из Öhtuleht, а не бездарности вроде Паши Иванова, Копылкова и др.

Читай и это

Редактор

Екатерина Павлова
телефон
jekaterina.pavlova@vecherka.ee

Вечёрка в мобильном телефоне